горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Волгоградская область
12 февраля 2019, 11:24 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

«Волгоградцам надо запастись терпением и резиновыми лодками»

потоп
Наводнение в Волгоградской области

Власти Волгоградской области провели вроде как масштабные учения по действиям во время предстоящего паводка. И сразу сделали испугавшее многих заявление. В этом году стоит ждать самое сильное половодье за последние 50 лет, сообщили власти. Это в регионе, где, напомним, кратковременный летний дождь приводит к объявлению режима ЧС. Своим личным мнением о том, что на самом деле хотели сказать чиновники, насколько они при этом были искренними, а также почему их откровения воспринимаются в народе с тревогой, поделился обозреватель «ФедералПресс» по Нижнему Поволжью Ярослав Малых:

«Какие мысли должны в принципе возникать, когда власти уже за пару месяцев говорят о возможности чрезвычайных событий? Раз в курсе, значит, подготовятся. Не бросят людей. Сделают все, что нужно. Так должно быть в идеале. Верно?

Нам же сразу после новостей про учения с участием губернатора Волгоградской области, предрекающих катастрофический паводок, стало не по себе. Сразу предупреждаю – речь тут в предпоследнюю очередь о действующем губернаторе и о доверии или недоверии к его персональным словам и поступкам. Скорее о системе, которую он не только представляет, но и воплощает.

Андрей Бочаров, я продолжаю настаивать на этом, мог бы стать очень хорошим региональным руководителем. Ему достаточно было бы проредить часть окружения как среди прямых подчиненных чиновников, так и в негласном пуле «вхожих» в круг доверия и кабинет. Однако, по моему мнению, пока Бочаров этого не осознает, он умножает тактические ошибки при отсутствии стратегического видения как такового и стремительно теряет кредит доверия на всех уровнях. Глава региона до сих пор предпочитает закрываться и жить в каком-то выдуманном мире, где не просто все налаживается, а вообще уже «нам никто и не верил», как прекрасно.

А верить-то очень хочется! Жителям региона, жизнь которых по разным причинам стала хуже или даже значительно хуже, очень нужно верить в то, что это поправимо. И уж конечно, что власти умеют извлекать уроки из собственных ошибок, объективных обстоятельств и вообще способны делать выводы.

По понятным причинам громкие катастрофические явления всегда привлекают к себе повышенное внимание не только общественности, но и вышестоящих властных структур.

Один очень сведущий собеседник из московских коридоров, например, рассказал мне, что к «накопительному эффекту» при отставке бывшего главы МЧС Владимира Пучкова привели вовсе не разоблачительные телепередачи всенародно любимого «барина» Никиты Михалкова. Наоборот, отмашка на столь мощный медиазалп против министра появилась лишь после детального анализа ряда конкретных провалов ведомства. Среди этих провалов заметную роль занимали пожары и наводнения именно в Волгоградской области.

Раз такая ответственность, то и борьба со всевозможными чрезвычайными ситуациями – это всегда задача не просто первоочередная, но и благородная. Только в таком режиме не просто можно, а необходимо проявлять и оперативность, и прозорливость, и щедрость, а порой и личную храбрость.

Мы могли наблюдать это не раз. Даже чаще, чем хотелось бы. В декабре 2015 года в Дзержинском районе Волгограда взорвался жилой дом – по масштабу и производимому ужасу это ЧП в одном ряду с недавней трагедией в Магнитогорске. Потом похожие, хорошо, что не столь трагичные события случились уже в Советском районе областного центра.

Но это события, которые все-таки в известном смысле было трудно прогнозировать. В отличие от ужасных пожаров августа 2017-го. К ним стоило быть готовыми по многим причинам. Но никаких выводов из произошедшего в августе 2010 года сделано не было. Зато в селах вместо восстановления водонапорных башен и опашки брошенных полей расцвело почему-то благоустройство. Там укладывают плитку и даже мастерят «сухие фонтаны». И правда, куда же без плитки в селах, где живет сотня человек, а единственная школа давно закрылась?

Как и на любое явление, на каждую чрезвычайную ситуацию, даже прогнозируемую, можно посмотреть под разным углом. Объективно есть основания для неблагоприятных прогнозов. Да, осадков в европейской части России этой зимой было очень много. Значительно больше, чем в последние годы, в том числе прошлой зимой, которая закончилась чудовищным затоплением половины области. Я тогда вместе с гражданским активистом Алексеем Ульяновым проехал 6 пострадавших районов и везде наблюдал примерно одинаковую картину: растерянность людей, которые не понимают – за что с ними так поступили, почему их бросили. В нескольких пострадавших населенных пунктах ни МЧС, ни властей районного и тем более областного уровня не видели вовсе. Но самое страшное, что до беды можно было не доводить, по крайней мере, такого масштаба.

Похожий сильный паводок был в 2004-м. Но никем не только не были учтены уроки той поры, все гораздо более запущено. Долгие годы местные администрации и сами граждане жаловались по инстанциям – русла рек не расчищаются, гидротехнические сооружения пришли в негодность и так далее. Ежегодно паводок затрагивал одни и те же участки, с каждым годом все заметнее и заметнее. Но ничего не менялось. Пока весной 2018 года не произошло резкое таяние больших объемов снега.

Натуральный кошмар, который пережили в марте-апреле прошлого года десятки тысяч жителей региона, нельзя было предотвратить? Не верю. По крайней мере, можно было минимизировать.

А что сейчас? «Сочетание неблагоприятных погодных явлений – сильные осадки, гололеды, туманы, метели, резкие перепады температуры воздуха, ледяная корка, большая высота снежного покрова – вместе наблюдается довольно редко: схожие погодные условия были зафиксированы около 50 лет назад», – пишет пресс-служба губернатора. И добавляет, что «при негативном сценарии» паводок на малых реках может привести к подъему уровня воды в 23 районах области.

И совсем уж добили власти заявлением: «Губернатор дал задание актуализировать необходимые нормативные документы, организовать наблюдение за развитием ледовой и паводковой обстановки, провести межведомственные комиссионные обследования потенциально опасных гидротехнических сооружений».

Вы там с ума все сошли?

Все перечисленное должно делаться, по определению, ежегодно и постоянно, а на основе выводов после тех же обследований должны приниматься меры. Они, конечно, принимаются иногда. Очевидно, недостаточные. По крайней мере, в большинстве районов области, разве что, за исключением Среднеахтубинского (где вопрос гидросооружений, в первую очередь, завязан на сохранение уникальной экосферы, а не на безопасность жителей).

А это вопрос уже к региональным властям. Может быть, не только к губернатору, а, скажем, к руководителю комитета экологии и природных ресурсов. Выбивать из федерального бюджета колоссальные деньги на крупные и очень спорные, по крайней мере, по мнению жителей, проекты они научились. А вот отстаивать очевидные решения по территориям, которым нужна не такая уж большая, но безотлагательная помощь, почему-то не хотят. Повторюсь, не то чтобы не делается ничего, но мало. Не спасет. И это все понимают.

О причинах такой расстановки приоритетов судить сложно. Но невольно закрадывается дурное подозрение, что это осознанный выбор. Пренебрежение людьми как принцип. «Никто не умер же в том году. Вот и сейчас – ну подумаешь, промокнут, экая невидаль», – примерно так, может, конечно, и не говорят или даже не думают наши чиновники. Но по факту кажется, что, если бы хоть как-то размышляли, то не нашли бы своему безразличию иного оправдания.

Всегда проще сказать: ничего не попишешь, стихия. Да и «картинка красивая» выходит – вертолеты, моторные лодки, губернатор лично возглавил штаб. Дай бог, если действительно подготовят запасы еды и передвижные электростанции, а то прежде не было достаточно и этого.

Опыт подсказывает, что громкие заявления о подготовке и небывалом за 50 лет уровне угрозы говорят об одном: власти готовятся к очередному провалу. Точнее потопу. Он будет сильным, и хватились, похоже, только сейчас.

Я поговорил с несколькими людьми, чьи контакты остались с апреля прошлого года, – из Ольховского, Кумылженского, Михайловского районов. Все говорят одно и то же: разговоров было много, никаких мероприятий после восстановления не проводили. Даже пресловутых осмотров. Кстати, есть претензии по возмещению стоимости пострадавшего имущества. Но это отдельная, непростая тема, актуальная и для погорельцев.

694fa3a71701a4769dfa8a047b8011a7.jpg

Жители области не верят, что власти предпринимают все необходимые меры.

Хотел бы я ошибаться и увидеть весной слаженную работу всех уровней власти и ведомств, минимальные последствия и жителей, уверовавших в то, что о них есть кому позаботиться.

Но это в лучших мыслях, а в реальности и снег-то почистить в центре миллионного города – проблема. По крайней мере, эта задача не по зубам властям уже второй месяц (а если вспомнить 75-летие Победы в Сталинградской битве, так уже не первый год). Поэтому заявления про то, что такого «сочетания природных факторов не было 50 лет», невольно вызывают ассоциации с позорным объявлением чрезвычайной ситуации от дождя, что едва не смыл в Волгу прекрасный новый футбольный стадион.

Запасаемся терпением. И резиновыми лодками».

Фото: ФедералПресс / Ярослав Малых

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1